Обмен учебными материалами


http://ficbook.net/readfic/1608841 7 страница



- Преследователь, влюбленный в оборотня, которого преследует, - фыркнул Лу Хан, придя в себя.

- Я не преследователь, - обиделся Чонин, - можно подумать, я это решаю... оно само так сделалось.

Лу Хан вдруг нахмурился.

- Погоди, - медленно сказал он, повернувшись к Кенсу, - другой оборотень? Кто?!

Кенсу широко открыл глаза и дружелюбно улыбнулся.

- А вот ты поднимись наверх и узнаешь, - мурлыкнул он. Чонин веско кивнул.

Внезапно, экстра, флэшбек и вообще филлер. "Я не знаю"

Пальцы дрожали от радостного нетерпения, и Минсок едва не уронил ключи, пока открывал дверь. Бросил рюкзак прямо на пол, а папку с документами, которую прижимал к груди, словно сокровище, осторожно положил на ближайший стол, огляделся. К его удивлению в помещении было довольно чисто. Столы аккуратно сдвинуты к одной стене, стулья подняты вверх ножками, а узкие диваны составлены в неуклюжую стопку, словно кто-то играл ими в тетрис. Наверное, перед продажей бывшие владельцы наняли уборщицу, подумал Минсок. Он был готов к тому, что придется провести первые несколько дней по самые уши в пыли, но внутри пыли оказалось совсем немного, что странно контрастировало с большими окнами, грязными снаружи настолько, что заглянуть в кофейню с улицы не представлялось возможным. Как будто кто-то, наводя порядок внутри, не хотел, или не мог выходить. Минсок счастливо вздохнул, покружившись вокруг себя, чтобы охватить взгляд весь небольшой уютный зал. Отмыть окна, посмотреть, работает ли техника и что осталось из посуды и инструментов (риелтор утверждал, что никто и ничего в помещении не трогал), позвонить поставщикам... Он порывисто схватил папку с документами, раскрыл, в который раз пролистывая договоры, и все еще не в силах поверить, что это маленькое чудесное здание действительно принадлежит ему. И на каких условиях!

- Повелитель всех троллей и сниффов, благослови суеверных обывателей, - прошептал Минсок, зажмурившись.

Не то, чтобы он совсем не верил в привидения и прочую нечисть, но продавать целое здание за четверть цены потому что, видите ли, никто не хочет жить с призраком, казалось ему величайшей глупостью. И величайшей удачей лично для него.

- Радоваться потом, - твердо сказал он сам себе и засмеялся, когда голос отозвался в полупустом помещении, - надо заняться делами.

Зал ему уже нравился, но не терпелось проверить квартирку наверху. Стоило подумать о жизни над кофейней, и в крови снова заструился чистый восторг. А наверху что-то упало. Минсок вздрогнул, машинально задрав голову к потолку. Бесшумно положил папку на стол и шагнул к лестнице, осторожно переступая по половицам, словно это могло скрыть его присутствие. Поднялся, краем глаза отметив гладкие стены без признаков плесени и паутины, потянул дверь и остановился на пороге.

Крохотная квартира выглядела гораздо более заброшенной, чем кофейня. Возможно, виноваты были тканевые чехлы, натянутые на всю мебель. Минсок жадно оглядел одну, но довольно просторную комнату, отметил стеклянную дверь в ванную, отмытую до блеска, кухонный уголок, отгороженный от комнаты только широкой стойкой, что наверняка заменяла стол. А потом шагнул вперед и скрестил руки на груди.

- Что ты тут делаешь?

Миловидный парень, сидящий на спинке зачехленного дивана и играющий краем серебристого шарфа, пожал плечами. Шаткий торшер рядом с диваном покачивался, будто его только что подняли с пола.

- Я могу то же самое спросить.

- Я купил это здание, - с гордостью сказал Минсок и зачем-то добавил, - оно мое и я буду тут жить.

- Но я здесь уже живу, - удивился незнакомец в шарфе, не двигаясь с места.

- Говорят, здесь есть призраки. Не боишься?

Загрузка...

- Нет здесь никаких призраков, - парень нервно огляделся, будто ждал, что они полезут из всех щелей, - только я...

Минсок сощурился, глядя на него так пристально, что незнакомец смутился, отводя взгляд, потом подошел к холодильнику и распахнул дверцу. Сияющие белизной полки были девственно чисты, даже бутылки с водой не было в держателе, или формочки со льдом. Вернее, формочка была, но тоже пустая и чистая.

- Если ты здесь живешь, - с иронией начал Минсок, оборачиваясь. Парень, который с любопытством следил за его действиями, снова смутился и отвернулся, - где твои вещи?

Ему показалось, что простой вопрос поставил обладателя шарфа в тупик. Он задумался так надолго, что Минсок заскучал.

- Э... я как-то не думал об этом... – наконец, отмер он, - вещи?

- Да. Зубная щетка, - Минсок заглянул в ванную и убедился, что подставка пустует, - кастрюля с завтраком, - он широко обвел рукой кухню, - хотя бы мусор, если ты питаешься заказной едой.

- Что ты привязался? – фыркнул парень и спрыгнул со спинки дивана.

Он опустился на пол очень медленно, будто перо, упавшее с высоты. Залился краской и бросил быстрый взгляд на Минсока.

- Ты... видел?

- Видел, - с удовольствием подтвердил он и снова скрестил руки на груди, - как тебя зовут?

- Лу Хан.

- Я Ким Минсок. Ты не кореец.

- Э... наверное, нет...

- Наверное?

Лу Хан растерянно и испуганно оглядывался, будто Минсок загонял его на охоте.

- Я не знаю, - чуть слышно признался он.

- Как давно ты здесь? – продолжал Минсок. Азарт кипел в крови, ему совершенно не было страшно, хотя потихоньку проклевывалось что-то вроде сочувствия.

- Я не знаю!

- Извини, конечно, но это мой дом, - Минсок сделал шаг к нему и Лу Хан нервно отступил, - тебе придется уйти.

- Я... но я не...

- Не выходишь на улицу?

- Как ты узнал?!

- Окна.

- А... – Лу Хан вздохнул, продолжая отступать, поскольку Минсок двигался,- я очень хочу их помыть, портят весь вид, но...

- Но не можешь уйти? – Минсок остановился рядом с ним.

Лу Хан вжался спиной в стену, не отводя взгляда от его лица и часто моргая.

- Я не знаю... – прошептал он.

Минсок поднял руку, упираясь в стену над плечом замершего Лу Хана.

- Что ты паникуешь? Что будет, если я тебя коснусь?

- Но... я не...

- Не знаешь?

- Не хочу! Не трогай меня.

Вздохнув, Минсок отодвинулся и демонстративно убрал руки в карманы.

- Не буду, - коротко пообещал он, - пошли, поможешь расставить столы. И, кстати...

Он остановился на ступеньках совершенно в духе капитана Коломбо. Следующий за ним на безопасном расстоянии Лу Хан тоже замер. Минсок усмехнулся.

- Почему ты не сбежал сквозь стену?

- Это наружная стена, - пояснил Лу Хан, не задумываясь над странностью вопроса, - я могу только внутри... – он прижал ко рту ладонь, - ой.

- Ага, - Минсок продолжал спускаться, говоря, будто сам с собой, - я купил здание и призрака в комплекте. Интересная сделка, очень даже.

- Эй, я не...

- Не призрак? – Минсок открыл перед ним дверь в зал кофейни и Лу Хан коротко кивнул, заходя, - а кто ты тогда?

- Не зна-а-аю... – почти привычно выдохнул Лу Хан, - отстань. С чего начнем?

- А как ты двигаешь предметы? – спросил Минсок, наивно хлопая ресницами - разве ты можешь?

Он звонко расхохотался, когда Лу Хан замер посреди зала, а потом швырнул в него ближайшим стулом, не прикасаясь, только широко махнув рукой.

- Вот ты скотина, Ким Минсок! – закричал он, - я теперь не перестану думать об этом!

- Ну, двигать мебель тебе это не мешает, - пожал плечами Минсок, - только постарайся ставить их на четыре ножки, - он с преувеличенной тщательностью поднял брошенный стул, - и не переломать в процессе.

Лу Хан гневно глянул на него, отвернулся и поднял руку, собираясь разобрать пирамиду диванов. Вдруг тихонько ахнул и схватился за запястье. Минсок шагнул к нему, вовремя вспомнив, что обещал его не трогать.

- Ты что?

- Не знаю. Все из-за тебя!

- А я причем?!

- Без тебя такого не было! – лампа над стойкой внезапно заискрила и молодые люди дружно обернулись, а Лу Хан фыркнул, - и в этом ты тоже виноват.

- Ладно, - Минсок вдруг улыбнулся ему, - я сам расставлю. А ты расскажи мне что-нибудь.

- Например? – подозрительно спросил Лу Хан, устраиваясь на пустой барной стойке с ногами, - если ты хочешь услышать какую-нибудь драму...

- Нетушки, - Минсок по одному снимал стулья, аккуратно переворачивая их, - никаких драм. Давай что-то просто и жизненное. Например, все ли краны хорошо работают.

- Ах, это. Ой, это надолго! – радостно сказал Лу Хан, - я тебе все-все-все расскажу.

- Я практически превратился в слух, - заверил его Минсок и обернулся, лукаво глянув из-под челки, - а как только ты отдохнешь, все-таки поможешь двигать мебель.

Запись в дневнике Минсока:

«25 апреля.

Кофейня просто прекрасна. Я теперь живу с призраком. Интересно, у всех призраков нездоровая зависимость от пряностей? Нужно возвращаться в зал, иначе Лу Хан опять сгрызет весь запас корицы. Так и не мог объяснить ему, что ревизия это не поедание всех плохо спрятанных пряностей, но еще поработаю над этим. Он такой шумный...»

Глава 12. Время спать и отсыпаться - 1

Чондэ сжимал свободную руку Бэкхена, словно боялся исчезновения того прямо посреди завтрака. Чанёль так старался не смотреть в их сторону, что тарелка готова была вот-вот расплавиться под его взглядом и пыталась отползти от ударов палочек.

- Если любишь, отпусти... – шепнул кто-то над ухом. Сначала Чанёлю показалось, что ветер или внутренний голос, но это был Лу Хан.

Лу Хан скучал. Минсок при свидетелях запретил ему догрызать запас корицы, а смотреть, как едят остальные, было совершенно не интересно. Разве что Сехун так смешно дергался, когда призрак подталкивал его тарелку... Впрочем, дергался он только первые два раза, и Лу Хан с тяжелым вздохом признал, что новенький оборотень слишком легко приспосабливается. Разговор зашел о цветах и Лу Хан воодушевленно напомнил о своей покупке, и о том, что Чондэ так и не увидел его новый цветок. Минсок со смехом заметил, что теперь все собрались, и можно спокойно демонстрировать хоть целую оранжерею...

- Еще чего, - совершенно не в тему пробормотал Чанёль.

- Ты не любишь фиалки? – сбившись с полуфразы, спросил Минсок удивленно.

- Что?! – Чондэ с другого конца стола нервно вскинул голову, - фиалки? Где?!

- Успокойся, нет тут фиалок, - бросил Бэкхен и выдернул руку, - тебе что, двенадцать?

Над столом плеснула тягостная тишина. Чонин сжал губы, пристально глядя в свою тарелку.

- Любишь курицу? – Кенсу наклонился к нему, толкнув коленом его бедро, - поделиться?

Лу Хан собирался возмущенно сказать, что если Кенсу не любит его еду, то может катиться из-за стола, но только вздохнул, когда Чонин вскинулся, глядя на Кенсу так радостно, словно тот предложил полцарства и курятник в придачу.

- Спасибо, - шепнул Чонин, и чуть смущенно улыбнулся, поймав подозрительные взгляды, - курица просто волшебно вкусная. Как ты можешь от нее отказываться?

Кенсу пожал плечами, придвинувшись к нему еще ближе. Бэкхен одарил обоих многозначительным взглядом, но промолчал. Глядя в сторону, Чонин обнял Кенсу за талию, попытавшись сделать это под столом незаметно. Сехун отчетливо фыркнул.

- Вы что, встречаетесь? – требовательно спросил Лу Хан, забывая стоять ногами на полу, - какие у вас отношения? Что происходит?!

- Нет у нас отношений, - совершенно спокойно сказал Кенсу, дождавшись тишины, - только моральная поддержка. Все тут знают, что полнолуние это сплошные проблемы.

Чонин до крови прокусил губу и поморщился, когда в свежую ранку попала крошка перца.

- Очень даже весело под луной, - возразил Чанёль, истративший недельный запас меланхолии и снова сияющий любовью к Вселенной.

- Это нам весело, - Кенсу подмигнул ему, - тяжело было ночью?

- Не то слово! – Чанёль улыбался во все сто двадцать восемь зубов, - такая погода! Но сегодня-то идем?

- А то. И новое поступление с собой, да? – Кенсу глянул на Сехуна, который прислушивался к разговору с неуверенным интересом, но закивал так активно, словно только и ждал приглашения.

- Объясните мне одну вещь, - вклинился призрак, снова начинающий скучать, - если наш гость, - он сделал маленькую паузу, словно пытался сдержать все остальные определения, - стал одним из нас, почему он меня все еще не видит?

- О чем ты? – Минсок фыркнул, - он отлично тебя видит. Полагаю, он просто тебя игнорирует.

Мгновение Лу Хан осознавал сказанное, дав всем бесценную возможность успеть зажать уши.

- ЧТОООО?!

Вопль призрака разнесся по комнате, лампочка в бра над кухонным столом с жалобным звоном взорвалась. Минсок буквально излучал счастье, хотя пытался притушить его заботливыми вопросами, не задело ли кого стеклом. Бэкхен жалобно застонал, сжимая виски пальцами с видом утомленной примадонны.

- Я же питаюсь энергией, - пожаловался он, - Лу-хён, это жестоко!

- Же... жес... – не сразу смог возмутиться призрак, - я?!

Сехун облизывал палочки, задумчиво глядя на него.

- Вот странно, - озвучил он свою мысль, - Лу-хён призрак, почему он задыхается? А голос ты посадить можешь? Как, ты ведь не дышишь.

Его лицо дышало искренним интересом натуралиста, Лу Хан впал в ступор, не в силах решить, говорит ли он серьезно. Только это позволило заинтересованным лицам успеть стратегически отступить к двери. Минсок героически захлопнул ее за собой.

- В кофейню, - коротко скомандовал он и как истинный капитан пропустил вперед остальных, заодно пересчитывая выживших.

Двоих не хватало.

***

- Мне кажется, мы пошли не в ту сторону, - сделал гениальный вывод Кенсу, прислушиваясь к не слишком связным высказываниям Лу Хана, фоном для которых служил низкий голос Сехуна.

- До выхода было далеко, - Чонин пожал плечами и повернулся к зеркалу, - почему ты не сказал, что у меня кровь на лице?!

- У тебя кровь на лице?! – воскликнул Кенсу в тон, поймал в отражении гневный взгляд и засмеялся, - извини. Просто сейчас не то время...

- Ты же не вампир, - Чонин стирал чужим полотенцем багровый след в уголке губ.

- Как ты сам ухитрился ее не заметить? Стеклом порезался? Покажи, - потребовал Кенсу, пытаясь его развернуть лицом к себе и к свету заодно.

- Просто прикусил, - неохотно признался Чонин, но повернулся.

- Как ты ухитрился прикусить так сильно?! – немедленно сменил заботливый тон на саркастичный Кенсу, - совсем не чувствуешь, что ли?

Чонин сжал губы, глядя на него странно потерянно. Кенсу удивленно моргнул и поднял бровь.

- Что?

- Ничего.

- Ты обиделся? Я же ничего такого не сказал.

- Я и сказал, ничего!

- Ну, конечно. Ты бы свое лицо видел.

Кенсу почти успел прикусить язык, заметив, что Чонин помрачнел еще больше.

- Ну, что?! – уже с раздражением повторил он, - как ты себя чувствуешь?

- Мне хорошо, пока ты рядом, - без выражения сообщил Чонин, глядя сквозь зеркало.

- Угу. Я вижу. Если тебе так трудно выдержать мое общество, найди другой способ...

- Хён!

Чонин ударил ладонями по раковине и резко повернулся.

- Ну? – мрачно спросил Кенсу, звериная сущность которого требовала выбраться из тесной ванной, а бессонная ночь – наконец-то лечь.

- Мне на самом деле очень плохо, - пробормотал Чонин смущенно, - прости. Я не могу без тебя обойтись. Еще пару дней, хорошо?

- У тебя настроение меняется, как у Бэкхена в новолуние, - фыркнул Кенсу и обнял его, прижавшись к плечу, - конечно, я буду с тобой, но постарайся не срываться так легко и не выводить меня.

- Прости.

- Ничего. У нас всех свои проблемы. Я понимаю.

Чонин обнял его в ответ, закрыл глаза, уткнувшись носом в волосы, пахнущие холодным ветром. Ему хотелось сказать, что дело вовсе не в полнолунии, что его задела фраза об отсутствии отношений. Но он решил довольствоваться возможностью обнимать Кенсу и греться в его спокойствии, не обжигая нервы рядом с кем-то еще и не тоскуя рядом с Сехуном, который не обжигает и не согревает, а просто существует. Он слышал, как вдыхает Кенсу и не заметил, как сам затаил дыхание, ожидая его слов.

- Я хочу спать, - были эти слова, - ты сам-то спал хоть немного сегодня?

- Немного, - согласился Чонин, - все так волновались...

- И слышать не хочу.

Кенсу отодвинулся, но лукаво улыбнулся, внезапно схватив Чонина за руку. Уже успевший представить долгий одинокий, наполненный чужим присутствием день, младший глянул на него.

- Хочешь, пойдем спать ко мне? – предложил Кенсу, - моя чудная семья умотала в горы, кататься на лыжах.

- Ты не любишь лыжи? – удивился Чонин, - почему ты не с ними?

- Я не люблю толпу, - Кенсу дернул плечом, - они такие шумные, особенно сейчас.

- О, - Чонин с некоторым трудом представил шумную стаю сов, - тогда... можно?

- Раз я предложил, видимо, можно, - Кенсу тяжело вздохнул, - мне заранее жаль твою девушку.

- Э... кого? Почему?!

- Очень жаль. Почему ты вообще популярен?

Чонин обиженно надул губы и едва не вскрикнул, зацепив зубами собственный укус. Кенсу выдохнул и распахнул дверь ванной настежь. Только на пороге оба осознали, что давно не слышали шума.

- Лу-хён ушел, - сообщил Сехун, безмятежно моющий посуду, - кажется, он расстроен.

- Кажется? Да ты тонкий знаток психологии, - Кенсу закатил глаза, - мы тоже ушли. Если что, встречаемся около полуночи в парке. Любые вопросы к Пак Чанёлю. Ну, пока.

- Чонин, ты куда? – удивленно спросил Сехун, - я думал, ты останешься...

- Не хочу больше сидеть дома, - тряхнул головой сияющий Чонин, - я иду с Кенсу-хёном. Спать! – триумфально закончил он.

- Отсыпаться, - поправил Кенсу, с интересом глядя, как глаза Сехуна медленно круглеют, и добавил, - на диване.

- А, - разочарованно протянул младший, возвращаясь к посуде, - до вечера.

***

Кенсу проснулся от щекотного дуновения в ухо, нетерпеливо поморщился, потом попытался спрятать голову под подушку, но раздраженно фыркнул и открыл глаза.

- Доброе утро! - радостно сказал Чонин, - то есть вечер! Хватит спать!

- Что ты делаешь в моей постели? – поинтересовался Кенсу и потер ухо, - и ты в курсе, что дуть людям в уши это не лучший способ их разбудить?

- Работает же, - Чонин игриво потянул его за ухо, - вставай! Выходной еще не кончился! Идем гулять?

- Гулять?! Чонин, я открою тебе страшную тайну, - Кенсу глянул поверх его плеча на часы и застонал, - выходной существует, чтобы выспаться. Четырех часов для этого мало!

- Ну, Кенсу-хён! Я твой гость и ты должен....

- Я должен объяснить тебе правила проживания в этом доме, - перебил его Кенсу, - ты ведь знаешь, что сейчас полнолуние, и что я по жизни сова, а сейчас я очень-очень сова.

Чонин хотел что-то сказать, но Кенсу прижал к его губам палец.

- И даже не заикайся про свою кровь. Тебя не таскали всю ночь по паркам и близлежащим горам наперегонки с гиперактивной зверушкой. Серьезно, - Кенсу откинулся на подушку и закрыл глаза, - одного Чанёля было по самые уши достаточно, чтобы поставить на эти самые уши весь город. А теперь их двое! И энергии каждому на десяток хватит.

- Я уверен, что Сехун очень спокойный и приличный...

- Песец.

- Не ругайся.

- Это Сехун у нас теперь песец. Полярный лис. Животное такое. В энциклопедии глянь.

- Ясно. Не надо смотреть на меня, как на идиота.

- Почему «как»?

- Ну, хен.

- Не нухенкай, - Кенсу вдруг резко открыл глаза, - мне тут в голову пришло кое-что, что совершенно точно поможет мне почувствовать себя лучше!

- Кофе? – нервно спросил Чонин. Взгляд Кенсу не выглядел особенно дружелюбным.

- Не совсем, - мурлыкнул тот и ловко перекатился, опрокидывая Чонина и устраиваясь сверху, - я придумал тебе наказание.

- Заклюешь? – предположил Чонин и на всякий случай зажмурился.

И едва не вскрикнул, когда Кенсу провел по его шее ногтями, от мочки уха и до самых ключиц. По спине с топотом пробежалось целое стадо мурашек, и Чонин дернулся.

- Щекотно!

- Ты боишься щекотки? – голос Кенсу чуть дрожал от сдерживаемого смеха, - неужели все будет так просто?

Чонин сжал губы, пытаясь лежать спокойно и думать о чем угодно, лишь бы не о ловких пальцах, перебирающих его ребра под тонкой майкой. Но выдержал недолго и схватил Кенсу за руки, крепко сжимая запястья.

- Хватит!

- Ты не смотришь, - обвиняюще заявил Кенсу, - смотри на меня, я хочу видеть твое раскаяние!

- Что?! – Чонин рассмеялся, вскинул ресницы и мгновенно потерялся в глазах Кенсу. Его темный прямой взгляд завораживал и Чонин осознал, что не моргает, только когда глаза заболели от напряжения. Кенсу нахмурился.

- Почему ты выглядишь таким несчастным? – с претензией в голосе спросил он, - не прикидывайся, будто действительно боишься щекотки так сильно.

- Я же наказан, - напомнил Чонин, не в силах отвести взгляд, хотя в уголках глаз начали собираться слезы, - извини, что разбудил тебя. Я почти раскаиваюсь. Серьезно, как ты можешь так долго не моргать?!

- Многолетняя практика, - протянул Кенсу и вдруг потянулся к его лицу, положив обе ладони на шею, словно собирался душить, - кажется, у меня нет выбора.

Чонин вопросительно глянул на него, на всякий случай, не сопротивляясь.

- Я тебя прощаю! - заявил Кенсу, - все равно я почти выспался.

Он наклонился еще ближе и приник к губам Чонина, наконец-то закрывая глаза. Тот мгновенно зажмурился тоже, наслаждение от этого на миг даже перехлестнуло удивление от поцелуя. А в следующий миг Чонин пришел в себя, быстро и крепко обнял Кенсу, словно боялся, что тот сбежит, и уверенно углубил поцелуй. Колени Кенсу прижимались к его бедрам, и стройное тело было даже немного слишком близко.

- Знаешь, - переводя дыхание, сказал Чонин позже, когда потребность глотнуть воздуха пересилила нежелание отрываться друг от друга, - я подумываю будить тебя постоянно.

Кенсу ткнул его локтем и ловко поднялся, оттолкнувшись от подушки. Чонин мгновенно сел, беззастенчиво любуясь влажными, чуть припухшими губами Кенсу. Протянул руку и прикоснулся к ним подушечкой пальца. Тот мотнул головой, отворачиваясь.

- Ты всегда такой бодрый просыпаешься? – ворчливо спросил он, - разве тебе не должно быть плохо? Полнолуние же и все такое.

Чонин подобрался сзади и обнял, прижавшись к спине.

- Мне плохо в окружении других людей, - тихо и серьезно шепнул он, - рядом с тобой хорошо.

- Хорошо, - эхом отозвался Кенсу, положив свои руки поверх его, - значит, не зря ты пошел со мной.

- Угу, - Чонин уткнулся носом в его волосы, закрывая глаза, но Кенсу аккуратно высвободился и шагнул к двери.

- Лично я иду умываться, - сообщил он в ответ на недовольный взгляд, - а если ты сделаешь что-нибудь на завтрако-ужин (и я имею в виду кофе, пожалуйста, ничего не готовь и вообще не трогай плиту!), то мы все-таки пойдем гулять. Ты ведь хотел.

- Да! – с восторгом выкрикнул Чонин и обиженно дернул плечом, - не так уж плохо я готовлю.

- Я просто не голоден, - насмешливо бросил Кенсу и ушел.

Вместо того, чтобы идти на кухню, Чонин вытянулся на его кровати, глядя в потолок. Он чувствовал себя почти счастливым и думал, что если так будет всегда, то все его одинокие и довольно мучительные полнолуния стоили того, а мама все-таки была права – если найти «своего» человека, то все станет гораздо легче и лучше. Или не человека, фыркнул Чонин лениво, сворачиваясь поудобнее и подтягивая поближе подушку.

Его разбудил возмущенный выкрик.

- Эй! – Кенсу схватил его за плечо и встряхнул, - ты разбудил меня и сам спать собрался, что ли?! Нет уж, гулять так гулять! Пошли! Сейчас!!!

- Ты такой шумный, - пробормотал Чонин, сонно открывался глаза. Кенсу наклонился к нему, дождался, пока Чонин зарумянится в предвкушении, и вдруг укусил за ухо.

- Вставай немедленно и брысь из моей постели!

- Больно, между прочим, - ворчал Чонин, демонстративно заворачиваясь в одеяло, как в кокон. Кенсу почти пинками сдвинул его и улегся рядом, сдергивая одеяло.

- Ни за что не поверю, - заявил он, - я совсем чуть-чуть прикоснулся.

- И что ты делаешь?

- Собираться спать дальше, - Кенсу рассмеялся в ответ на недоуменный взгляд и обнял Чонина, как плюшевого мишку, притягивая ближе, - давай полежим немного и потом пойдем? Мы же не спешим.

- Нет, конечно, нет, - Чонин устроился так, чтобы удобно было обоим. Никуда идти теперь не хотелось категорически. Кенсу, кажется, задремал мгновенно, едва его голова коснулась подушки. Чонин возмущенно засопел, но почувствовал, что тоже засыпает.

Глава 12. Время спать и отсыпаться - 2

- Как прошла ночь? Что тут делали без нас? - Чондэ сложил голову на плечо Бэкхена, обнимая за талию, но тот нетерпеливо высвободился.

- Мне жарко.

- Бэк, на дворе декабрь.

- Все, прекрати, на нас смотрят.

Чондэ демонстративно оглядел зал кофейни. Витающий в облаках Чанёль и Минсок, занятый чем-то возле кофе-машины, не тянули на толпу зрителей. Из кухни доносился звон посуды, ворчание и раздраженное фырканье, но Лу Хан тоже не спешил выглядывать.

- Ты прав, – задумчиво протянул Чондэ, - свет нас осудит.

Бэкхен опустил взгляд в чашку.

- Эй, - Минсок постучал темпером по столу, привлекая внимание, - народ, вы расходиться собираетесь? Чонин с Кенсу пошли отсыпаться, и это было самым разумным решением. Чанёль, не спи за стойкой, твое бездыханное тело что-нибудь разобьет, если навернется.

- Я не сплю, - неубедительно пробормотал Чанёль, моргая и отворачиваясь от стены, сквозь которую смотрел уже несколько минут, - все нормально.

- Мин-хён, к тебе вообще кроме нас кто-нибудь заходит? – спросил Бэкхен, лениво сползая со стула.

- Представь себе, да. Когда вы не распугиваете посетителей.

- Мамочка, не бушуй, мы уже уходим. Чен-а, тебя до вечера ждать?

- Я останусь.

Бэкхен пару раз переступил с ноги на ногу, но кивнул.

- Тогда я позвоню, - произнес он неуверенно, словно вспоминал слова, - или ты.

- Конечно.

Чондэ помахал ему от стойки, не собираясь идти за прощальным поцелуем. Бэкхен тоже махнул ему, а Чанёль вдруг очнулся в реальности.

- Я провожу тебя, - заявил он, ухватив Бэкхена за рукав, - Мин-хён! До вечера!

- Что? Нет уж, даже не вздумайте сюда являться! – рявкнул Минсок, - хоть по крышам бегайте, а тут вам делать нечего! Сехуна позвать не забудь.

- Позвал уже. Он просто боится Лу-хёна и остался у тебя.

Они ушли под ворчание Минсока о том, что его маленькая уютная комната вовсе не предназначена для убежища.

- Лу Хан! – крикнул он в сторону кухни.

Призрак высунулся, не утруждая себя открыванием дверей.

- Я не пойду звать его, если ты об этом, - предупредил он, - он меня бесит.

- Он ничего тебе не сделал, - в какой-то раз вздохнул Минсок, - что ты привязался к Сехуну? Теперь он даже видит тебя.

- Даже? ДАЖЕ?! Вот спасибо-то! – выкрикнул призрак и скрылся на кухне.

Загрохотали кастрюльки, словно кто-то с размаху пнул стеллаж с ними.

Минсок сел за стойку и сложил голову на руки.

- Хён, почему ты сам не отдыхаешь? – спросил Чондэ сочувственно, - если из-за нас, я могу уговорить Сехуна, мы уйдем.

- Сиди. Ты не мешаешь, - пробормотал Минсок, - я совсем не устал. Просто Лу Хан такой раздражающий, когда его что-то не устраивает.

- Я ВСЕ СЛЫШУ!

- Неужели. А ЗНАЕШЬ, ПОЧЕМУ?!

К удивлению Чондэ Лу Хан купился и снова высунулся в зал.

- Почему? – полюбопытствовал он, - у меня хороший слух?

- Тут очень тонкие стены, - очень ласково пояснил Минсок, устраиваясь на стойке щекой,- и когда швыряешь вещи, потрудись думать о других. Ты не в пустыне.

Пару секунд Лу Хан смотрел на него, потом обиженно поджал губы и ушел.

- Он расстроился, - сделал открытие Чондэ.

Минсок дернул плечом.

- Хён... – осторожно начал Чондэ, - можно с тобой поговорить?

- Постарайся при этом не очень шуметь, - ядовито посоветовал Лу Хан, возникая за плечом.

- Хан, - Минсок поднял голову, - пойди и помирись с Сехуном.

- Мы не ссорились.

- Хорошо. Пойди и проведи с ним пятнадцать минут, не повышая голоса.

- ЦЕЛЫХ ПЯТНАДЦАТЬ?!

- Полчаса.

- МИН!

- Час.

- Ну, пожалуйста, пожалуйста, пятнадцать это прекрасное число, - Лу Хан изобразил самое умильное выражение, и Минсок засмеялся, махнув рукой.

- Хорошо. Приведи его сюда, я хочу слышать ваш МИРНЫЙ разговор. Четверть часа.

- Ладно. Тогда я не успею приготовить десерт на вечер и....

- Хан, у нас витрина забита, даже не пытайся. Я знаю, что ты бы не вышел из кухни, если бы что-то не закончил. Так что давай, наверх.

Скулы Лу Хана мило потемнели от удовольствия, он даже приподнялся над полом.

- Ты мне доверяешь, - мурлыкнул он, - ты думаешь, что я хороший работник. Мин, я тебя люблю!

Минсок фыркнул, махнув в его сторону салфеткой, и призрак растворился в воздухе.

- Он так легко признается, - с ноткой зависти сказал Чондэ, - почему ты не отвечаешь?

- Он же шутит, - Минсок выпрямился и уже колдовал вокруг кофемолки, - кофейку?

- Да! – Чондэ вдруг о чем-то задумался, - а ты пьешь не слишком много кофе?


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная